savta: (Default)

На этот раз это было сделано моими стараниями - нашла мастерскую, где мне отсканировали книгу в PDF, обратилась в виртуальную библиотеку "Вторая литература", отослала туда файл и вот, книга опубликована.
http://www.vtoraya-literatura.com/pdf/shturman_tiktin_sovremenniki_1998_text.pdf
savta: (Default)
Ищу мамин текст в аудио формате. Когда-то он мне попадался, но не обратила внимания, а сейчас захотелось его найти. Смотрю, гугль выдаёт мне кучу страниц с этим и ещё двумя другими её же текстами. Открыла три ссылки. Всё честь по чести, можно скачивать и краткое содержание ниже. Всмотрелась в него, а там сплошная абракадабра, но в ней есть слова из моего поиска... Вот так, например:
"17 בספט 2011 – У Штурман. бездны / края Загрузить Дора Аудиокнига разговора В баню не водят. И вдруг рассмеялся громким придурковатым смехом.
20/02/13."


А иногда открываю ссылку, а там торговые рекламы всякие.

. Кто-то меня заманивает на свой сайт, копируя мой поиск... Спросила у сына, говорит, что роботы.
- А если нажала бы на скачивание?
- Увидела бы много нового и интересного... Или вообще ничего бы уже на своём компе не увидела... :(
Если гугль так будет работать, совсем плохо будет.
savta: (Default)
Продолжаю заниматься маминым архивом. Просматриваю письма, делаю списки адресатов, списки публикаций, ищу что из статей есть в сети. Статей дикое количество, в сети их нет или почти нет.
Read more... )
savta: (Default)
Недавно мне предложили взять мамины бумаги, включающие переписку, черновики, статьи и пр. в архив общества Мемориал. Вот тут их сайт:
http://www.memo.ru/d/1206.html
С одной стороны - масса материала у меня, не имеющей никакого опыта в обработке архивов, опасность, что я вообще не смогу, не успею довести до ума эти материалы (и если я этого не сделаю, всё пойдёт в макулатуру), а с другой стороны - в архиве ведь они будут лежать тоже мёртвым грузом, пока кому-то придёт в голову в них заглянуть. Разберутся ли, и вообще, как это работает в архивах такого рода?

Я составила краткий список всех адресатов, начала переписывать черновики, публикации. Хочу скопировать некоторые письма. Те, которые для друзей семьи и от друзей семьи не думаю отдавать. Как поступают в таких случаях с фотографиями? Завтра я должна звонить Руководительнице архива Алёне Геннадьевне Козловой. О чём её спрашивать? Что ей рассказывать/не рассказывать?
Если у кого-то из вас есть мнения, советы, подсказки - буду за них очень благодарна.
И ещё: есть ведь много писем от ныне живых людей - имею ли я право отдать им в архив, например, письма Юза Олешковского или Наума Коржавина - письма интересные, личные и в больших количествах?
savta: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] d_o_r_a_s_h в Через месяц годовщина маминой смерти.
Мама о себе.

Из книги Тетрадь на столе

Моя жизнь не была ни спокойной, ни свободной, ни богатой, ни громкой. Она была трудной, со многими бедами, опасностями и утратами. И все-таки в самых неожиданных обстоятельствах, от самых близких людей я часто слышала: "Ты - счастливая". Эти слова были продиктованы не завистью, а желанием утешить и успокоить, напомнить, что несчастье не преобладает в моей судьбе.

У моей "счастливости" было несколько ликов. Говорю о них с суеверным страхом и троекратным стуком по дереву - чтобы не искусить судьбу, не прогневить, не сглазить. Один из ликов - фамильное, по материнской линии, везение, позволившее ей несколько раз провести детей по узкой жердочке над бездонной пропастью и не дать им погибнуть. Я прошу силу, которая проводит по краю пропасти, чтобы внукам и правнукам моей матери это фамильное везение не изменило. Второй лик моего везения более светел, и о нем можно говорить, не искушая судьбу. Мне везет в людях. Поэтому жизнь моя проникнута, окружена и заполнена счастливой дружбой, составившей самую сердцевину общего бытия целого круга людей. При многих прочных и долгих дружбах я пережила считанные ошибки в людях. В значительной мере и это везение - от матери. Третий лик моего везения - очень раннее: в детстве, в отрочестве - обнаружение тех вопросов, которые оставались главными для меня всю жизнь. Устойчивая, с десяти-пятнадцати лет, прикованность к тому, чем я живу по сей день, позволила мне застраховаться от внутренней безработицы.
Read more... )
savta: (Default)
Утром мы с Белкой пошли к Юлику Кривых за конспектами: 23 июня у нас должен был принимать экзамен по русскому языку профессор Баженов. Юлька открыл нам дверь со словами: "Девочки, крышка, война, Молотов говорит!.."

Я не помню, где мы слушали Молотова: у Юльки дома (он умер от раннего инфаркта после войны, плена и возвращения) или под каким-то уличным громкоговорителем, но мне запомнились опустевшие улицы и толпа, словно подметенная к этим понатыканным чуть ли не на каждом углу столбам с динамиками.

Вечером город был уже затемнён. Мы с Женей условились по телефону, что выходим друг другу навстречу обычным маршрутом. Вышли и в непривычной ещё кромешной тьме, в толпе народа, почему-то высыпавшего на улицы, столкнулись друг с другом на полпути и взялись за руки. Кажется, он в первый раз не прятался от меня за шуткой. И впервые нам не пришлось искать укромной скамейки, чтобы сидеть обнявшись и целоваться: даже у памятника Шевченко было темно.
Потом была встреча в Алма-Ате в 1942-ом году.
В третий раз мы не встретились, ибо третьим могло быть только его возвращение с фронта, а он не вернулся.

Он не подчёркивал предчувствия матери, но и не забывал о нём. Однажды, в то Алма-атинское лето, он достал билет на Уланову, но только один. Мы долго спрашивали "лишний билетик", но такового не оказалось, и Женька свой продал. А потом сказал: "Ты-то ещё всё увидишь, а я нет... "
savta: (Default)
Беру с маминой полки книгу Юрия Карабчиевского. "Воскресение Маяковского".

Маяковского сегодня лучше не трогать. Потому что все про него понятно,
потому что ничего про него не понятно.
Что ни скажешь о Маяковском, как ни оценишь: возвеличишь, низвергнешь,
поместишь в середину -- ощущение, что ломишься в открытую дверь, а
вломившись, хватаешь руками воздух. Бесконечно размноженный, он всюду с
нами, тот или иной -- у всех на слуху. Но любая попытка сказать и назвать--
кончается крахом, потому что всегда остается чувство, что упущено главное.
Маяковского лучше не трогать, так спокойней, так безопасней. Но тронув,
вспомнив, заговорив -- пусть случайно, в разговоре о другом, мимоходом,--
чувствуешь каждый раз необходимость хоть какую-то мысль довести до точки,
хоть какому-то суждению об этом поэте придать полноту и определенность,
достаточную если не для общего пользования, то для собственного душевного
равновесия.

С первых строк становится интересно, необычно, ярко.
Read more... )
savta: (Default)
Если бы я была с твоей мамой в Алма -Ате, я не дала бы ей читать эту лекцию о Пастернаке. Я удержала бы её, и её не посадили бы. Но мы были под Свердловском. Там был такой винодельный завод. Мой папа на нём работал, но они не выпускали вино,они производили горючее для танков.
Голос тёти Фани звучал слабенько, но чувствовалось, что ей так хочется рассказывать, вспоминая те давние военные годы, эвакуацию, голод, холод. Каждый мой вопрос давал ей новый прилив сил, новый наплыв воспоминаний.
Как часто можно прочесть в жж фразу: "А спросить уже не у кого ".
Если можно, спрашивайте сейчас.
savta: (Default)
Специально, чтобы писать там только о маме, о её друзьях, о её переписке, о её работах. Туда же я буду помещать что-то из неопубликованного, что-то из опубликованного давно, в газетах, которые, как известно, не долговечны.
Зачем я это делаю? Наверное, мне так легче оставаться с нею рядом. И я знаю, что она была бы очень этому рада.
http://d-o-r-a-s-h.livejournal.com/415.html
Буду благодарна если пропиарите.
savta: (Default)

Маме сегодня исполнилось бы 89 лет. Завтра 2 месяца, как она скончалась. Каждый день я общаюсь с ней через её письма, через письма написанные ей.  Есть необыкновенно трогательные. Одним из таких я хочу тут поделиться. Письмо, которое выбрала, содержит в себе слова, заставляющие меня продолжить тему, в нём затронутую, но об этом в другой раз.
Я думаю, что открою специальную страничку для материалов из маминого архива. Возможно, этот пост будет первым на этой страничке. В нём рассказ о маме в письме ныне покойной изумительной женщины, искусствоведа, маминой университетской преподавательницы Норы Петровны Гомберг-Вержбинской. 


Read more... )

savta: (Default)
Создала в Википедии страничку о маме. Грамотей из меня тот ещё, хоть и старалась. Если можете, гляньте, укажите на ошибки в грамматике, стиллистике, и прочем.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD,_%D0%94%D0%BE%D1%80%D0%B0_%D0%9C%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0
И простите, ради Бога, что не захожу в ленту. Столько дел всяких делаю!
savta: (Default)
Имя её я записала, чтобы материал легче попадал в поиск.
Была у мамы когда-то идея создать "Озорную антологию" - анекдоты в стихах. К анекдотам она и отчим были неравнодушны. Он собирал анекдоты всю жизнь и записывал их в каком-то одному ему понятном виде. (Так вышла в свет книга: "Советский союз в зеркале политического анекдота").
http://rbr.lib.unc.edu/cm/card.html?type=recordNumber&source_id=03575&letter=3501-4000
Нашла маленький зарифмованный анекдот, которого раньше не видела:

Протокол.
"Труп гражданина Васильева
Найден на станции Вьюжино.
Внешних следов насилия
На трупе не обнаружено,
Кроме следов уплаты
Вперёд, за весну и за лето
За "Правду", за "Агитатор"
И трёх лотерейных билетов.
Read more... )
savta: (Default)
Продолжаются семь дней шивы - траура. Встречаю пришедших утешить. Отвечаю на телефонные звонки. Дом опустел и не к кому бежать на помощь. Полтора месяца мама боролась за жизнь и сдалась. Последнее время не смотрела на меня. Я звала, она взглядывала и отворачивалась. Сейчас ей легче.
Когда-то она написала строчки, в которых не всё мне понятно, но есть и то, что я ощущаю, как своё:


Матери

Шел человек, о камни раня ноги,
И верил он, что не напрасен труд
И что его тернистые дороги
К земле обетованной приведут,
Что псы сойдут с потерянного следа,
Что будут дни беспечны и тихи,
Что там утешит всех, кого он предал,
Что там замолит все свои грехи…
Но у могилы материнской ранней
Он понял, что конец не будет тих,
Затем, что мы одних гнетём и раним,
А искупленья ищем у других.
Никто не знает, чем его докосят.
Дни перестали радость обещать.
Когда из дома мать в гробу уносят,
Нас больше в жизни некому прощать.


Дора Штурман. 1970
savta: (Default)
на 89-том году жизни умерла моя мама Дора Моисеевна Тиктина-Штурман...
savta: (Default)
Маме стало немножко легче.
savta: (Default)
Грелись на солнышке бабки и дедки.
Листики, кошки, собачка и ветки.
Photobucket
Read more... )
savta: (Default)
Как можно быть приличной женщиной имея такую мамочку, как моя? Даю на ужин манную кашку. Она начинает петь:
- Каша манная, да ночь туманная, отчего ты не пришла, моя желанная? Потом смотрит на меня таким шаловливым взглядом:
- А неприличный вариант хочешь? Я, вообще-то, неприличностей не люблю (потому она и спрашивает), но вижу, как ей хочется спеть! Прямо мольба в глазах!
- Пой, - говорю.
- Каша манная, да ночь туманная, обещала, не дала, окаянная!
Спела, довольна, сидит улыбается хулиганской улыбкой. Я тоже улыбаюсь! Не песенке, улыбаюсь её хулиганству...

Profile

savta: (Default)
savta

June 2017

S M T W T F S
    123
45678910
111213141516 17
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 03:57 am
Powered by Dreamwidth Studios